В. Вахрамеев: тел. 8-912-98-557-98;  Skype: psyperm

© 2015 Вахрамеев Владимир Евгеньевич (г. Пермь)

Please reload

Недавние посты

Терапия пары эффективна только при разводе?

Недавно прочитал одну статью психолога практика, в которой он размышлял о перспективах терапии пары. В частности, подчеркивал эффективность её при разводе и абсолютную безнадежность в восстановлении отношений. Эта статья вызвала у меня несогласие и размышления на этот счет. Свою позицию излагаю ниже.

 

            Качественное расставание - перспективное направление, на мой взгляд, которое будет развиваться. Поскольку удерживаться в паре, если это никак не вдохновляет, жить, как говорят, «ради детей» не имеет смысла. А вот сохранить доброе отношение друг к другу, благодарность, или хотя бы завершить отношения без особых потерь – это важно. К тому же и деткам полегче, когда папа с мамой могут сотрудничать в их воспитании, не принуждая себя ко всему остальному.  

Но вот по поводу бесперспективности консультирования пары, нацеленной на восстановление отношений не согласен. Ниже приведу несколько вариантов ситуаций, когда восстанавливающая терапия пары эффективна на мой взгляд:

  1. Есть содержание, но форма кризисует. Это когда люди любят друг друга (кто бы что в это не вкладывал), но им сложно быть вместе в пределах тех договоренностей, ролей и способов взаимодействия, что были ранее. Например, Кирилл и Света (реальный случай, имена изменены) любят друг друга, но то, что в отношениях важно еще и уважение они как-то не подумали. В итоге симпатию и одобрение они выражают крайне косвенно, через иронию и намеки. Удержанные чувства и сомнения в собственной значимости нарастают и в кризисные моменты приводит к болезненным конфликтам. На парной терапии кожей чувствуется их тепло друг к другу, но коробит способ предъявления его. В процессе работы теплые чувства стали более осознанными, способ их предъявления в ходе терапевтических экспериментов совместно с парой нашли другой, более уважительный и ясный.

  2. Переход на новый этап развития пары. Олег и Настя познакомились на старших курсах института. Вместе гуляли, тусили, так и влюбились. Над тем, как должен выглядеть их быт особо не заморачивались. Прошло пять лет, пара решила завести ребенка. Тревога от планирования родительства привела к большому количеству конфликтов на бытовой почве. Тревогу исследовали, способ обращения с ней в режиме мне страшно и тревожно – я нападаю признан в чем-то ограниченным. Найден новый, более толковый способ – кому-то, или обоим страшно и тревожно – это обсуждается в паре. При срывах на бытовых моментах пара перестала подогревать конфликты, а чаще начали интересоваться подлинной причиной напряжения. Также в процессе консультирования был найден более реалистичный, а не изначально утопичный (пугающий своей грандиозностью) образ родительства, что помогло снизить тревогу от ожидаемых изменений. Частота конфликтов со снижением уровня тревоги стала реже.

  3. Кризис у одного из партнеров. Бывает и так, что один из супругов более-менее в порядке, а другой в кризисе. Например, в возрастном, или профессиональном, или со здоровьем что-то не так… В таком случае для одного партнера можно создать условия, чтоб он мог открыта про это говорить и проживать, а у второму помогаем поддерживать партнёра в кризисе, не разрушая себя. Поскольку конфликтовать и воевать мы все хорошо умеем, а вот быть участливым к сложному периоду партнера не так то просто. Как и признать оный у себя и толково запрашивать поддержку.

  4. Подавленные обиды, незавершенные конфликты. Вика и Стас пережили серьезный кризис в паре, были на грани развода. Но когда поняли, что происходит и что им важно в их ситуации, начали обсуждать и появилось желание продолжить быть парой. Тем не менее на консультации супруги жаловались, что интимная жизнь потеряла краски. В процессе исследования истории пары выяснилось, что в острую фазу кризиса партнеры сильно эмоционально ранили друг друга, но из при выходи из кризиса попытались это забыть, не извиняясь и не требуя разумной компенсации друг с друга за причинённый ущерб. В процессе работы каждому удалось признать свою обиду и запросить ответ с партнера. В одном случае хватило извинения, в другом потребовалась компенсация полученного вреда. В итоге чувства вины и обиды в паре стало меньше и высвободилось пространство для других, положительных чувств. Интимная жизнь наладилась.

 

Это далеко не все ситуации, когда парная терапия может быть полезна для восстановления и развития отношений. Это просто те примеры, которые сразу пришли на ум, поскольку частенько с похожими вопросами обращаются.

            Согласен с автором, что бывают запросы и ситуации, когда очевидно одному из партнеров, или обоим нужна личная терапия по их вопросам, но

  1. Это не исключает возможности обсуждать отдельные моменты на парной терапии. Можно на консультации признать и обозначить сложные моменты (например, признать депрессивное состояние), договориться о том, как пара будет обходиться с ними на период личной терапии одного из партнеров. Поисследовать как это депрессивное состояние связанно с процессами в паре. Чем партнер способствует его развитию, либо наоборот может создавать условия, чтоб легче пережить мрачный эпизод в жизни.

  2. Порой обращение на личную терапию – способ избежать происходящее в паре. Бывает так, что человек обращается на личную консультацию просто потому что боится разговора вдвоем. Это бывает не связанно с тем, что его партнер не готов, или не может разговаривать, а скорее просто с тревогой обратившегося. Можно исследовать эту тревогу в личной терапии, а можно объяснить перспективы работы в паре. В таком случае люди приходят вдвоем и удается к решению трудности подключить ресурс пары, который в ином случае был бы отвергнут.

  3. Иногда после личной терапии каждого партнера они приходят на парную. Это пока что случается не часто (по крайней мере в моей практике), но, считаю, что этот вариант весьма перспективен для развития отношений. Поскольку вначале каждый партнер чуть больше знакомиться со своими особенностями, сложными местами, форматом терапии, его ресурсами и ограничениями. А потом уже подготовленные супруги приходят для того, чтобы исследовать свои отношения. И, кстати, опять же важно встроить некоторые открытия с личной терапии в парный процесс. Это бывает не просто и иногда становиться, как ни странно, препятствием для развития пары.

 Между тем достаточно часто вначале на терапию идет один из партнеров… А потом у второго человека есть выбор, пытаться удерживать ситуацию в привычных невротических рамках, или так же начать развиваться, пойти на терапию, узнавать себя и отношения. Тогда пройдя индивидуальный путь развития они подходят к отношениям иначе.

             Вот когда содержания уже нет (например, в следствии многих душевных ранений и обид все тёплое отношение умерло) это другое дело, тогда действительно перспективнее, на мой взгляд, работать с разводом. Но важно, чтоб решение об этом принимала сама пара. Моя задача как психолога информировать о возможных путях дальнейшей психологической работы. Но важно, чтобы люди в паре выбрали сами, что считают наиболее подходящим для себя. В таком случае они берут ответственность за выбор своей судьбы и подходят к исследованию себя и отношений более осознанно.

            Из статьи также можно сделать вывод, что невозможно изменить отношения не меняя людей. Я с этим согласен, но важно также учитывать следующее – многие изменения происходят в отношениях, через проживание и исследование отношений изнутри. Кризисные моменты в отношениях дают достаточно нагрузки и мотивации, чтобы человек начал меняться. Как писала М. Спаниоло-Лобб: измениться РАДИ отношений, ради партнера и вашей совместности. Кризисы есть у всех пар, без исключения, сколько лет партнеры не ходили бы на личные консультации к крутым психологам. Иначе может сложится мнение, что главное уйти из сложных отношений как можно быстрее, найти себе великого терапевта, который тебе конечно навсегда излечит от невроза, и ты уже с высоты своего развития выстроишь здоровые, или точнее совершенно не-невротические отношения. Путь конечно блистательный, но очень часто такие дорожки приводят к изоляции и контр зависимости, как способу избежать несовершенства, зависимые грани и кризисные моменты любых близких, парных отношений.

            Я благодарен автору статьи «Семейная терапия – это развод» Михаилу Лабковскому за его размышления. Вопросы эффективности услуг психолога важные и часто, увы, игнорируемые. И такое, даже в чем-то для меня, радикальное мнение помогло мне в очередной раз задуматься о качестве и цели своих услуг, запросе, трудностях, с которым обращаются пары. 

 

 

 

Please reload