В. Вахрамеев: тел. 8-912-98-557-98;  Skype: psyperm

© 2015 Вахрамеев Владимир Евгеньевич (г. Пермь)

Please reload

Недавние посты

Интервью журналу "Самыекрасивые.рф"

"Человеку внутри пусто, одиноко. Но это кажется привычным и неизбежным. Когда же психолог предлагает заметить душу, то там оказывается много боли, переживаний, подавленных желаний. Помните ощущения, когда вы отсидели ногу и начинаете её разминать, шевелить, то вначале возникает дискомфорт, неприятные покалывания. Но потом все нормализуется, и вы чувствуете себя хорошо. Это похоже на психологическую работу с душой, с возвращением чувствительности"

 

 

 

Алёна: Владимир, в нашем городе вы уже достаточно известны. Но тем не менее для тех, кто не знаком с вами, расскажите о том, чем занимаетесь?

 

Владимир: В профессиональном плане я – практикующий психолог, веду индивидуальный прием, принимаю семейные пары, провожу психологические группы. Время от времени я читаю в ВУЗе лекции, показываю работу практикующего психолога на различных площадках города. Плюс вместе с коллегами веду проект «Клуб душевного кино». Там мы смотрим фильмы, которые вызывают в людях отклик. Потом мы этот отклик обсуждаем вместе с участниками, рассуждаем о том, как фильм перекликается с реальной жизнью людей. Периодически пишу статьи.

 

 Алёна: Когда вы поняли, что хотите стать психологом? Было это решение осмысленным либо кто-то на вас повлиял?

 

Владимир: Вообще я еще в школе решил, что хочу посвятить себя психологии. Я начал участвовать в олимпиадах, читать книги по практической психологии. Когда я выиграл областную олимпиаду, меня приняли без экзаменов в Институт психологии ПГПУ. Так что психология - это и мой выбор, в то же время и окружающий мир был за это. Нашлись люди, которые этот мой интерес поддержали.

Алёна: Многие ошибочно считают, что пойти на прием к психологу – значит признать свою ненормальность. Но ведь это не так. Как вы считаете, меняется ли эта ситуация и понимание психологии как науки?

Владимир: В последнее время я стал замечать, что все больше людей интересуются психологией. Многие приходят на прием уже подготовленными: они что-то прочитали, что-то посмотрели, некоторые приходят с пониманием того, что они хотят получить.  Кто-то обращается в тяжелых кризисных ситуациях, не очень понимая, как все это работает. В процессе общения я объясняю людям суть работы, свои методы, учу пользоваться мной, как специалистом. Здесь есть такой важный нюанс… Нужно суметь вовремя обратиться к психологу.

 

 Алёна: А как понять, когда настало это время?

 

Владимир: Когда возникло напряжение, когда появляются вопросы, когда ваше состояние вызывает беспокойство у вас самих и ваших близких. Правильнее начать заботиться о своем психологическом здоровье, чем затягивать ситуацию. Потому что бывает так, что человек приходит к психологу уже поздно. По факту оказывается, что нужен уже врач-психотерапевт, или психиатр. Есть даже такая поговорка: «Лучше плакать у психолога, чем смеяться у психиатра!»

 

 Алёна: Как вы считаете, почему все больше людей нуждаются в услугах профессионального психолога?

Владимир: Подхватить психологический «вирус» в наше время очень легко. Темп жизни очень высокий, при этом очень много напряжения, проблем, сложностей, вопросов.  Мы многое откладываем в «дальний ящик». А если ты что-то подавляешь, задвигаешь, то это действует как пружина. До какого-то времени она дает на себя давить, а потом просто выстреливает.  Часто люди начинают снимать напряжение от «пружины» различными формами зависимости (алкоголь, игромания, наркотики и др.). Они считают, что не замечать проблемы – это способ их решить.

 

Алёна: Как понять, что пора записаться к психологу? Ведь действительно часто мы достаточно долго пытаемся решить свои проблемы самостоятельно.

 

Владимир: Если ваше напряжение это - короткое негативное состояние, которое приходит и уходит, то это – норма. А вот если вам плохо, и вы уже давно не было хорошо, стоит задуматься. Тут тоже есть немало опасностей. Например, если у человека депрессия больше года или двух, то она перестает замечаться. Организм адаптируется, теряется критика к этому. Кажется, что просто жизнь в мрачных тонах – это норма! Мы, современные люди, сильно критичны к размеру кошелька, марке машины, выбору телефона, но становимся совершенно не внимательны по отношению к своим душевным переживаниям и здоровью.

Алёна: Кстати, сейчас очень модное слово «депрессия». Как распознать ее настоящую? Мне кажется, многие «незаслуженно» ставят себе этот диагноз.

 

Владимир: Депрессия – очень распространенная проблема. По статистике она занимает третье место по заболеваниям, которые существуют в России. Только представьте, сколько людей находятся в этом состоянии!  Если отслеживать, то важны как критерии переживания, так и критерии сроков.  Бывают две крайности, можно сказать два вида депрессии.  Первая – сонливая, замедленная, вам ничего не хочется делать, вы через силу встаете с утра, идете куда-то. В процессе работы вы, возможно, отвлекаетесь. Но как только вы оказываетесь вне какого-то потока событий, вы снова замечаете, что жить противно и неприятно. 

 

Вторая крайность – маниакальная депрессия (от слова «мания»). Человек постоянно находится в движении, нет утомляемости, очень много знакомств, общения, дел. Он совсем не замечает негативных эмоций: грусти и печали. Все кипит, все бурлит, очень много общения, в котором нет глубины, оно поверхностное. Это гипер-возбужденное состояние маркирует депрессию. Внутри таится очень глубокая неудовлетворенность, подавленность. Отследить подобную депрессию сложнее всего. Когда человек выгорает, он погружается в другую стадию. Многие живут на этих качелях между грузом и сверх-подъемом. Здоровое же состояние – сбалансированное, уравновешенное: что-то радует, что-то огорчает, без слишком резких перепадов.

 

Алёна: Сколько по времени можно позволять себе грустить? А через какое время стоит задуматься?

 

Владимир: Относительной нормой считается если человек находится в подавленном состоянии не более двух недель. Если свыше – стоит задуматься и обеспокоиться, обратиться за помощью к специалисту.

 

Алёна: С какими обращениями вы чаще всего работаете?

 

Владимир: Ко мне часто обращаются с беспокоящими эмоциональными состояниями. В последнее время все больше обращений с апатией, скукой, депрессивным состоянием. Формально все в порядке: есть деньги, работа, семья, друзья. Но при этом плохо, пусто, неприятно. Как правило, такое бывает, когда человек сам не формирует свои ценности, самооценку, а пытается подстроиться под шаблоны, стереотипы общества. Он стремился к целям, он их достиг и понял, что делал это только потому, что все вокруг твердили, что так «надо».  При этом он не понимает, почему же ему плохо. Мы очень мало внимания обращаем на «внутреннее». А ведь иногда именно это и нужно сделать. Немного «притормозить», умерить темп жизни, прислушаться к себе. В таких случаях я помогаю клиентам восстановить чувствительность души, внимание к своим переживаниям.

 

Душа в наше время часто как атрофированная мышца. Если вы не будите шевелить рукой долгое время, она онемеет. То же происходит и с душой. Человеку внутри пусто, одиноко. Но это кажется привычным и неизбежным. Когда же психолог предлагает заметить душу, то там оказывается много боли, переживаний, подавленных желаний. Помните ощущения, когда вы отсидели ногу и начинаете её разминать, шевелить, то вначале возникает дискомфорт, неприятные покалывания. Но потом все нормализуется, и вы чувствуете себя хорошо. Это похоже на психологическую работу с душой, с возвращением чувствительности.

 

Часто приходят на прием пары. В тяжелых ситуациях, конфликтах они ищут смысл оставаться вместе, им не всегда понятно, зачем это нужно, если стало так трудно в паре. Ведь по сути мы можем выжить друг без друга. На людей давят стереотипы. На самом деле можно не терпеть друг друга, а раскрываться в отношениях, развиваться. Ведь отношения должны укреплять и приносить удовольствие. Но для этого нужно много над ними работать. Кризисы в паре неизбежны и важно научится их проживать, чтоб в итоге становилось лучше.

 

Плюс отдельный круг проблем – планирование семьи и потомства. Многие пары приходят на этапе, когда планируют беременность, а она не случается.  Это бывает по разным причинам, но в любом случае ситуация для пары очень некомфортная.

 

Алёна: Сейчас очень часто встречаются люди, которые будто «холят» свои проблемы, им будто нравится то, что их жалеют…Они не пытаются решать свои проблемы, лишь усугубляют их вполне осознанно. С чем это связано?

 

Владимир: Во-первых, человеку может быть действительно плохо, при этом он не обращается к специалисту. Общение с другом может помочь, а может нет. Друзья могут выслушать, что-то посоветовать, но не имеют компетенции и опыта в решении психологических проблем. И не обязаны его иметь. Они не умеют исследовать проблему и помогать в понимании себя. А ведь 50% успеха – разобраться в том, что тебя беспокоит. Здесь неуместны штампы и стереотипы, здесь нужно именно исследование. А друг в лучшем случае может похлопать по плечу и дать совет, который подошел бы ему.

Вторая причина такого поведения весьма любопытна. Это может быть манипуляция. Современные люди не хотят взрослеть. Они смотрят на своих родителей, которые пережили немало кризисов, потрясений. Такое было время.  Когда ты наблюдаешь за этим, иногда не видишь плюсов во взрослости. Ведь это – решение множества проблем. Тогда человек превращается в вечного ребенка, который будет стонать, доставать…

 

Ведь вспомните свое детство. Тебе плохо и что ты с этим делаешь? Идешь к маме и жалуешься. Взрослые люди сохраняют эту детскую форму поведения. Плюс ко всему окружающий мир зачастую поддерживает это детское поведение. Игрушки на планшетах и компьютерах, яркие приложения, аттракционы, развлечения, разного рода экстрим… Все это будто подчеркивает, что жизнь – такая интересная игрушечка, можно всю жизнь оставаться ребенком и играть. Все бы хорошо, но беда в том, что многие вопросы при этом не решаются, а накапливаются, начинают давить.  Человек перекладывает ответственность на других, стонет, ноет, жалуется, играет из себя жертву, притворяется маленьким. Это – отдельная беда и сложность. Притвориться несчастным мальчиком или обиженной девочкой гораздо проще, чем решать проблемы и взрослеть. Не стоит поддерживать это состояние. Я, как психолог помогаю человеку пережить кризис взросления и начать решать свои вопросы по-взрослому. В 20, 30, 40 лет – неважно. Это трудно, но только это приносит удовлетворение и самоуважение.  

 

Алёна: Какие книги вы бы посоветовали прочитать тем, кто хочет разобраться в себе?

 

Владимир: Я таблеток не выписываю, не имею право. А вот книги в последнее время в качестве лекарства рекомендую. Люди перестают читать что-то глубокое, что заставляет думать, переживать. А ведь через книгу можно увидеть со стороны то, что у тебя происходит, найти решение, ответы на вопросы. Кинга помогает всколыхнуть твое содержимое, встретиться с ним лицом к лицу и понять, что с тобой происходит и что для тебя важно. Поэтому книга становится определенным лекарством, которое стоит выписывать.

Мне сложно подсказать какие-то универсальные книги. Потому что в определенное время человеку нужна определенная книга. Вообще читать через принуждение нельзя, нужно, чтобы книга находила отклик, чтобы ее хотелось читать. Она должна быть созвучна тому, что происходит внутри.

 

Если говорить об общих рекомендациях, то если вы не профессиональный психолог, то, прежде всего, я рекомендую читать русскую, немецкую классику, что-то из японской культуры. Потому что там была глубина, там была ясность мысли. Читать некоторых современных авторов я бы даже не рекомендовал потому, что у них часто какой-то сумбур, набор штампов, поток мыслей. Будто побывал везде и нигде. Классическая же литература заставляет думать, вдумываться, осмыслять. Книги Достоевского, Чехова, Толстого заставляют прожить некую историю и достаточно глубоко исследовать самого себя.

 

Алёна: А что сейчас читаете вы?

 

Владимир: Я недавно купил книгу А. П. Чехова «Руководство для желающих жениться». Мы с моей девушкой помолвились этим летом, соответственно книга сейчас актуальна как никогда J

Сейчас планирую прочитать Достоевского «Записки из мертвого дома». В книге Федор Михайлович рассказывает о том времени, когда он сидел в тюрьме. Ограничения изменили его мировоззрение. Для меня это актуально. Я ограничен в движении, последние 2,5 года передвигаюсь на инвалидной коляске. Во мне это тоже вызывает море переживаний, размышлений. Опыт людей, которые проживали различные ограничения помогает мне лучше понять себя. Они так же находили в этих ограничениях какой-то смысл. Меня это очень поддерживает в каких-то своих поисках.

 

Алёна: 2, 5 года – большой срок. За это время вы прошли через многое…Как случилось так, что в один момент ваша жизнь изменилась?

 

Владимир: Два с половиной года назад я с коллегами проводил выездной тренинг на природе, в Усть-Коево. Там много живописных красивых мест. Шел последний день, мы пошли на скалу провести работу. И как-то так получилось, что мы разбрелись в разные стороны. Я решил, что раз уж выдалась свободная минутка, прогуляюсь в одиночестве наедине со своими мыслями. Решил забраться на скалу. Я забирался на нее и до этого, но не один. Сначала мне показалось, что все в порядке. Я туда забрался, и сразу заснеженная снежная шапка пола вниз, а я вместе с ней. Не успел ни за что зацепиться. Уже в полете я понял, что «попал». 15ти метров полета мне хватило, чтобы подумать. Мне хотелось чего-то достичь, что-то сделать, доказать себе. Но способ удовлетворения этой потребности был выбран неверный. Лезть в одиночестве на заснеженную скалу – не самое правильное решение.

 

Я упал. Хорошо, что там был снег, но тем не менее удар получился сильным. Перелом позвоночника с серьезным повреждением спинного мозга. Плюс ко всему я был на отдалении от всех. Так или иначе нужно было добраться до людей. Я полз, чтобы меня заметили. Думаю, это тоже усугубило мою травму.

Отдельная история как меня оттуда вывозили. Было две операции. Последние два года много езжу на реабилитации, занимаюсь восстановлением.

 

Алёна: Как менялось ваше психологическое состояние по мере осмысления этой ситуации?

 

Владимир: С одной стороны, это была одна большая встряска, повод обратить внимание на себя, на свое состояние. С другой стороны, я переосмыслил свою жизнь, это был повод разобраться в собственном мировоззрении, жизненных установках. Я стал пробовать разные практики, начал писать о своем опыте статьи и заметки. Плюс ко всему мне это очень помогает в работе. Я много времени посвящаю своему восстановлению, соответственно могу и людей поддерживать в различных трудных ситуациях.

 

Алёна: Помогло ли вам пережить это событие то, что вы находитесь в мире психологии?

 

Владимир: Оно помогло, но не сразу. Я, конечно, одно время «бился головой» и депрессовал, паниковал. Не всегда ясно понимал, что со мной произошло. Далеко не всегда я воспринимал эту ситуацию так, как сейчас. Все это было непросто. Но опыт и мое знакомство с психологией, все это мне очень помогло. Меня очень поддерживали мои коллеги психологи. Многие воспринимают такие потрясения как повод «забить» на свою жизнь. Мое окружение помогло относиться к этому иначе.

 

С одной стороны, психология помогла мне пройти через все это. А с другой и эта ситуация побудила меня к более глубокому изучению психологии.  Я начал глубже изучать человека, его психику. Стал иначе сопереживать людям, так как я сам знаю, что это такое – испытать боль и страдания. Я знаю, как бывает больно и сложно, когда кажется, что все, чем ты жил, рушится. И надо найти в себе веру и силы, чтобы это восстанавливать.

 

Алёна: Как в таких ситуациях не опускать руки, продолжать любить жизнь и строить планы?

 

Владимир: Нужно потихоньку, по кирпичику строить заново, делать то, что ты считаешь важным и ценным. Отчасти это – воспроизведение того, что было. Но по большей части – нечто совершенно новое. Стоит понять, что по сравнению с прошлой жизнью есть и досадные потери, но есть и очень ценные приобретения. Как минимум богатый жизненный опыт. Вообще я считаю, что боль – это хорошая мотивация. Она заставляет шевелиться в отношении себя и своей жизни.

 

Алёна: Что впереди, какие планы: как личные, так и профессиональные?

 

Владимир: В личном плане я не так давно помолвился со своей девушкой, с которой мы вместе уже четыре года. Хочется и дальше расти в этих отношениях, заниматься укреплением нашей пары.

Если говорить о планах профессиональных, то проектов достаточно много. В начале профессионального пути было тревожно, что я могу остаться без проектов, или без клиентов. Сейчас, с опытом эта тревога ушла. У меня есть вдохновение, значит и проекты, и формы работы найдутся сами. Самое главное – сохранить желание жить и развиваться. Если это есть, то, в каком-то смысле интересные дела, клиенты и предложения будут появляться сами собой.

 

В конце ноября вместе с моим коллегой я запускаю обучающую программу по обучению практической психологии (для психологов и не психологов) «Искусство быть живым». Приглашаю каждого, кто хочет глубже узнать себя понять свои сложности. Особенно тех, кто работает с людьми. Программа позволяет лучше узнать себя, понять людей, получить навыки в выстраивании отношений. Ведь в современном мире очень важно уметь правильно, искренне и продуктивно общаться.

 

Журналист: Алёна Парфентьева

Please reload